Часть девятая


Призрак коммунизма управляет нашим миром

призрак коммунизма

Часть 9: Экономическая ловушка призрака коммунизма

Предисловие

Около полутора столетий назад Карл Маркс опубликовал «Капитал», выступая за отмену системы частной собственности и замену её на систему государственной собственности. Полвека спустя коммунистическая система государственной собственности охватила практически треть стран мира.

После распада советского блока в 90-х годах ХХ века многие восточноевропейские страны были вынуждены использовать «шоковую терапию», чтобы вернуться к рыночной экономике. Другие страны, где изначально не было коммунистических режимов, но которые, тем не менее, приняли социалистическую национализацию, а также пережили нищету и бедствия, которые принесли системы общественной собственности и плановой экономики, в конечном счёте не имели иного выбора, кроме как начать проводить рыночные реформы.

Для достижения глобального господства призрак коммунизма начал наступательные действия во всём мире. Глядя на страны, которые отказались от коммунизма или социалистической экономической модели, можно было подумать, что злой дух коммунизма потерпел неудачу. Но на самом деле всё не так просто. Одной из особенностей коммунистического призрака является то, что он не придерживается каких-то определённых принципов. Его методы и формы постоянно меняются в соответствии с ситуацией. Он может отказаться от части своих «принципов» и даже критиковать их ради достижения более глобальной цели. Это особенно хорошо видно в сфере экономики.

После тщательного анализа нынешнего состояния мировой экономики и факторов, которые стоят за ней, нельзя не заметить, что коммунистический призрак запустил свои когти в каждый её сегмент. Под влиянием различных иллюзорных перспектив и слепого поклонения правительству экономика практически каждой страны постепенно отдаляется от принципов свободного рынка, утрачивает свою моральную основу и тяготеет к коммунизму. Пришло время нам пробудиться, ясно увидеть реальную ситуацию и выработать необходимые меры противодействия.

1. Развитые западные страны реализуют коммунизм под другим названием

В «Манифесте Коммунистической партии» Маркс писал, что коммунистическую теорию кратко можно обобщить фразой «уничтожение частной собственности». Для каждого конкретного человека это означает «отмену буржуазной индивидуальности, буржуазной независимости и буржуазной свободы». Для общества это означает, что «пролетариат будет использовать своё политическое превосходство, чтобы постепенно завладеть всем капиталом буржуазии, централизовать все инструменты производства в руках государства, т. е. пролетариата, ставшего господствующим классом» [1].

Для достижения этой цели злой дух коммунизма использовал насилие и массовые убийства в коммунистических странах. Но поскольку в свободном обществе насильственный коммунизм не приветствовался, коммунистический призрак разработал ненасильственные методы. С помощью различных видов социализма он настолько глубоко проник в разные слои общества, что на поверхности его трудно идентифицировать.

Различные экономические стратегии, которые используются в западных странах, на поверхности не имеют никакого отношения к социализму ни по названию, ни по форме. Однако они играют роль ограничения, ослабления или лишения людей права на частную собственность. Они также ослабляют механизм свободного предпринимательства, расширяют государственную власть и ведут общество всё дальше по пути к социализму. Их методы включают в себя высокие налоги, щедрое социальное обеспечение и агрессивный государственный интервенционизм.

1) Высокие налоги и щедрое социальное обеспечение

Одной из важных особенностей коммунистической или социалистической экономики в западных странах является высокое социальное обеспечение. При нынешней политике благосостояния в западных странах люди, приехавшие из коммунистических стран, ощущают, что попали в другое коммунистическое государство.

Скрытый социализм

Само правительство не создаёт никаких ценностей. Его деятельность напоминает стрижку шерсти у овец. Все социальные пособия берутся из налогов или государственного долга, то есть в конечном счёте они оплачиваются налогоплательщиками. Высокое социальное обеспечение само по себе является разновидностью коммунизма, при котором не используется насильственная революция.

Высокое налогообложение — это насильственная национализация частных активов для перераспределения и экономической деятельности. Фактически это является завуалированным методом постепенного отказа от системы частной собственности.

Высокое налогообложение — это один из способов построения системы государственной собственности и создания всеобщей уравниловки, которые обычно навязывают коммунистические режимы. Разница лишь в том, что национализация осуществляется до или после процесса производства. В коммунистических странах с плановой экономикой средства производства напрямую контролируются государством. В западных странах средства производства контролируются частниками, но доходы преобразуются в государственные активы посредством налогов и схем перераспределения. В обоих случаях это эквивалентно грабежу. Просто в западных странах это реализуется не с помощью убийств и насилия, а легальным путём посредством голосования и законодательства.

Некоторая правительственная помощь является разумной. Например, помощь пострадавшим от стихийных бедствий или несчастных случаев. Именно эти положительные аспекты системы благосостояния вводят людей в заблуждение и становятся оправданием для увеличения налогов. В этой связи высокое социальное обеспечение уже достигло тех же разрушительных масштабов для людей, общества и моральных ценностей, как и при коммунистической экономике.

По своей сути коммунистическая экономика разрушает в людях человеческую природу и усиливает их злую сторону. Это является основной причиной, по которой злой дух продвигает коммунистические экономические ценности во всём мире, будь то в свободных обществах или в странах с коммунистическими режимами.

Высокое налогообложение

В западных странах высокое социальное обеспечение потребляет значительную часть бюджетных доходов, которые поступают из налогов, переведённых из частных капиталов. Другого способа поддерживать такой уровень щедрости у правительства нет.

Например, в США на социальное обеспечение и медицинское обслуживание расходуется более половины налоговых поступлений. Более 80% этих денег берутся из налогов на доходы физических лиц и налогов на социальное обеспечение; 11% берутся из корпоративного налога [2]. В области социального обеспечения многие западные страны ушли гораздо дальше, чем Соединённые Штаты, поэтому им естественно требуется ещё более высокое налогообложение.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) за 2016 год, в 27 странах с рыночной экономикой из 35 рассмотренных ставка подоходного налога была более 30%. Две страны с самыми высокими налогами на прибыль — 54% и 49,4% находятся в Европе. Кроме того, в некоторых странах Европы еда или шоппинг облагаются налогом на добавленную стоимость, который составляет около 20% [3]. Если к этому прибавить корпоративные и другие налоги, то общая налоговая ставка будет ещё выше.

Согласно другим данным, в 1900 году в 20 экономически развитых странах подоходный налог был очень низким. Например, самый высокий подоходный налог в то время был у Италии, он составлял 10%. В Австралии, Японии и Новой Зеландии ставки подоходного налога составляли около 5%. Однако к 1950 году максимальная ставка подоходного налога в этих 20 странах в среднем составляла уже более 60%. Затем она постепенно снизилась и в настоящее время держится на уровне около 40% [4].

Высокое налогообложение обременяет не только богатых. Бедные также подвергаются негативному влиянию налогов. В то время как у богатых зачастую есть различные законные способы уклонения от налогов, предоставляемое бедным социальное обеспечение уменьшается по мере того, как их доход достигает определённого порога. Возникает ситуация, при которой чем больше работаешь, тем меньше социальное обеспечение.

Высокое социальное обеспечение

В 1942 году британский экономист Уильям Беверидж выступал за государство всеобщего благосостояния, за создание «всеобъемлющей и универсальной системы социального обеспечения, которая приносит пользу всем гражданам». В современном обществе система высокого социального обеспечения значительно расширилась. Она уже охватывает медицинское обслуживание, пенсии, производственные травмы, безработицу, жильё, образование, уход за детьми и т. п., что далеко выходит за рамки традиционной благотворительной помощи тем, кто временно срочно нуждается в ней.

В одном из докладов Фонда «Наследие» говорится, что в 2013 году в США более ста миллионов человек, то есть около трети населения страны, получили социальные пособия (за исключением социального обеспечения и медицинской страховки) в среднем в размере 9 тыс. долларов на человека [5]. Согласно статистике Бюро переписи населения США, в 2016 году около 12,7% населения Штатов проживало за чертой бедности. Однако многие могут сильно удивиться, если узнают, в каких условиях жили эти люди.

Согласно проведённым правительством опросам, 96% родителей в бедных домохозяйствах сообщили, что их дети никогда не голодали. Почти 50% обедневших домохозяйств жили в отдельных домах, а 40% жили в таунхаусах (малоэтажный дом на несколько квартир с отдельными входами — прим. пер.). Только 9% жили в мобильных домах. 80% имели кондиционеры, 40% — широкоэкранные ЖК-телевизоры. Три четверти домохозяйств, живущих за чертой бедности, имели автомобили [6]. Причисление такого большого числа людей к категории «бедных» стало достаточным основанием для расширения системы благосостояния.

Уровень социального обеспечения, предоставляемого правительством США, ниже среднего уровня в странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Большинство людей, живущих в странах Северной и Западной Европы, пользуются гораздо более высоким социальным обеспечением, чем американцы.

Например, в Дании даже самые богатые граждане пожизненно пользуются сетью социальной защиты, которая включает бесплатную медицинскую помощь, высшее образование и другие льготы. В Греции до начала экономического кризиса граждане получали 14 месячных зарплат, выходили на пенсию в возрасте 61 года, а их пенсия составляла более 90% от зарплаты. Шведы пользуются правом на 550 дней непрерывного оплачиваемого отпуска по болезни и другими льготами.

Расширение системы благосостояния, от традиционной временной помощи в чрезвычайной ситуации до социального обеспечения для всего населения на постоянной основе, по сути, является методом, с помощью которого злой дух постепенно навязывает миру коммунистическую экономику.

Высокое благосостояние стимулирует моральную деградацию и усиливает противоречия между богатыми и бедными

С экономической точки зрения суть благосостояния заключается в том, чтобы брать деньги у одних людей и передавать их другим. Таким образом правительство, которое непосредственно занимается перераспределением средств, позволяет большому количеству людей получать выгоды, не затрачивая усилий. То есть такая система высокого благосостояния приводит людей к нравственной деградации. Особенно хорошо это можно увидеть в странах Северной Европы.

Шведский учёный Нима Санандаджи подтвердил эту точку зрения, используя данные исследовательского проекта «Всемирный обзор ценностей». В начале 80-х годов прошлого столетия 82% шведов и 80% норвежцев были согласны с тем, что «неправильно получать государственные пособия, которых вы не заслуживаете». Однако по результатам опросов, проведённых в Норвегии и Швеции в 2005 и 2008 годах соответственно, только 56% норвежцев и 61% шведов согласились с этим заявлением [7].

Система высокого социального обеспечения сокращает доходы тех, кто упорно работает, и вознаграждает тех, кто менее трудолюбив и живёт за счёт государства. Со временем это незаметно приводит к искажению моральных принципов людей. Те несколько поколений, которые выросли при системе высокого благосостояния, в значительной степени утратили концепции своих предков о том, что нужно полагаться на свой труд, независимость, ответственность и усердие. Они воспринимают эту систему как должное и даже считают, что благосостояние является правом человека. У них сформировалась привычка полагаться на правительство и даже оказывать на него давление, чтобы получать от него постоянную помощь. Представления людей изменились, и это уже практически необратимо. Таким образом дьявол использует метод «варить лягушку в тёплой воде» (чтобы она не заметила, как сварится). С помощью системы высокого благосостояния он подрывает нравственные основы общества.

Кроме этого, высокое государственное социальное обеспечение лишило людей, занимающихся традиционной благотворительностью, возможности делать добрые дела, а тех, кто принимает их добровольную помощь, — возможности почувствовать благодарность.

В традиционном обществе помощь бедным являлась добровольным личным поступком. Это делалось либо в форме непосредственной передачи денег нуждающимся, исходя из сочувствия к ним, либо в форме пожертвования благотворительным организациям, таким как церкви. В такой ситуации были определённые жертвователи денег и получатели, а возможность получать помощь была привилегией, а не правом. Получатели испытывали благодарность жертвователям за доброту. Это чувство благодарности стимулировало их использовать полученную помощь на то, чтобы приложить больше усилий и поправить свои дела. Те, кто получил такую помощь и смог наладить свою жизнь, скорее всего, в такой же форме отплатят обществу. То есть они сами помогут тем, кто находится в такой же ситуации, в какой они находились раньше.

Французский мыслитель Алексис де Токвиль отметил, что в системе традиционных ценностей благотворительность сочетает в себе достоинства щедрости и благодарности, которые совместно улучшают общество и оказывают положительное влияние на мораль. Кроме этого, отношения между жертвователем и получателем способны ослаблять противоречия и антагонизм между богатыми и бедными. То есть при таких отношениях представителей обоих классов связывает, с одной стороны, желание помочь, а с другой — чувство благодарности [8].

Раздутая современная система благосостояния обрывает связь между жертвователями и получателями, бюрократизируя процесс благотворительности. Сегодня «жертвователями» являются налогоплательщики, которые отдают часть своего богатства вынужденно, а не делятся им добровольно. В свою очередь получатели не имеют никакой связи с их благодетелями и, следовательно, не испытывают никакой благодарности за помощь.

Токвиль считал, что социальное благосостояние обострило конфликты между богатыми и бедными. Так как богатых людей насильно заставляют отдавать часть своего богатства, у них будет расти недовольство и презрение в отношении тех, кто получает пособия. В свою очередь бедные, по мнению Токвиля, тоже будут испытывать недовольство, поскольку они считают эту материальную помощь должной. В то же время они никогда не будут удовлетворены ею: «Один класс по-прежнему смотрит на мир со страхом и ненавистью, а другой с отчаянием и завистью смотрит на свои несчастья» [9].

Высокое благосостояние также стимулирует в обществе зависть и политические конфликты. Это является очередным методом призрака коммунизма, направленным на разрушение моральной и социальной гармонии между людьми. Это хорошо можно проследить в Греции, после того как в стране разразился экономический кризис. Разница лишь в том, что там началась борьба не между богатыми и бедными, а между средним классом и элитой. Уклонение от уплаты налогов в Греции стало «национальным видом спорта», как об этом писал журнал The Economist со ссылкой на греческих чиновников [10]. Чтобы не расстраивать своих избирателей, греческое правительство компенсировало уменьшение налоговых поступлений с помощью займов и таким образом поддерживало благосостояние на уровне других европейских стран.

Когда начинается экономический кризис, как только правительство попытается сократить социальное обеспечение, это сразу же вызовет недовольство и сопротивление со стороны всего населения, привыкшего к высокому уровню жизни. Народ сразу же направит остриё недовольства на богатых людей и будет требовать, чтобы они платили больше налогов. Всё это будет создавать головную боль для правительства. Таким образом будет достигнута цель злого духа — между людьми обострится ненависть и вражда.

Система социального обеспечения усиливает представление людей о том, что можно получать не работая, а также ослабляет желание упорно трудиться и активно развиваться. Всё это, наоборот, наносит только вред экономике.

В 2010 году трое экономистов — Мартин Халла, Марио Лакнер и Фридрих Г. Шнайдер провели исследования в отношении государств всеобщего благосостояния. Они пришли к выводу, что система социального благосостояния сдерживает стремление общества к активному развитию и упорному труду. Они также отметили, что негативный эффект этой системы проявится не сразу, а в долгосрочной перспективе. Таким образом, эти три экономиста сделали заключение: государства всеобщего благоденствия подрывают фундамент собственной экономики [11].

Система социального благосостояния формирует «культуру бедности»

В 2012 году газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью с заголовком «Польза от детской неграмотности», в которой описывается влияние системы благосостояния на семьи с низким доходом, живущие вдоль гор Аппалачи в восточной части США.

В статье в частности говорилось, что многие обедневшие семьи в этом регионе отказались отправлять своих детей в школу. Родители опасались, что если их дети научатся читать, то они больше не смогут получать помощь от государства. В то время каждая такая семья ежемесячно получала по правительственной программе социального обеспечения чек на 698 долларов вплоть до достижения ребёнком 18 лет [12].

Эта программа помощи была запущена около 40 лет назад с целью помочь семьям воспитывать детей с физическими или умственными недостатками. В настоящее время более 55% детей, получающих помощь по этой программе, не имеют ярко выраженных признаков умственной или физической отсталости. Всего в США насчитывается около 1,2 миллиона таких детей, за содержание которых налогоплательщики ежегодно платят 9 млрд долларов [13].

Система благосостояния взаимодействует с негативной стороной человеческой природы. Подпитывая друг друга, они формируют порочный круг. Несмотря на добрые намерения тех, кто создаёт и защищает политику благосостояния, они косвенно помогают коммунистическому призраку в его стремлении уничтожить человечество.

Более века назад Токвиль сделал пророческое замечание, указав на то, что система социального обеспечения не сможет эффективно распределять помощь действительно нуждающимся в ней, поскольку невозможно узнать, действительно ли люди обеднели от независящих от них обстоятельств, или же это произошло по их вине [14].

С точки зрения экономики, злоупотребления социальным обеспечением создают дополнительное бремя для государственного бюджета. С другой стороны, это негативно влияет на детей, которые выросли в этой системе. Согласно проведённым в 2009 году исследованиям, две трети получавших пособия детей продолжали получать их и после достижения совершеннолетия. То есть не исключено, что они будут получать социальную помощь всю жизнь [15].

В рамках системы благосостояния определение термина «недееспособность» постоянно расширяется, охватывая новые категории людей, обретающих право на получение социальной помощи. Таким образом увеличивается и число голосующих за сохранение и развитие этой системы. Критерии, определяющие, кто имеет право на получение социального обеспечения, создают атмосферу «негативного стимулирования», которая приводит к злоупотреблениям этими выгодами. Всё это в итоге ведёт общество к моральной деградации и экономическим проблемам, помогая коммунистическому призраку достичь своих целей.

Социальное обеспечение может использоваться в качестве неотложной меры для оказания помощи тем, кто действительно в ней нуждается. Например, при несчастных случаях на производстве, эпидемиях, стихийных бедствиях и т. д. Оно не должно становиться нормой, так как оно не способно разрешить проблему нищеты. По состоянию на 2014 год, в течение 50 лет с тех пор как президент Джонсон начал свою «войну с нищетой», американские налогоплательщики потратили на оплату социального обеспечения 2,2 триллиона долларов [16]. Однако, как показывают данные Бюро переписи населения США, уровень бедности в стране за последние 40 лет остаётся практически неизменным [17].

Американский экономист Уильям Артур Нисканен указал на то, что система социального обеспечения породила культуру бедности, которая в свою очередь породила зависимость от государственной помощи, увеличение числа внебрачных детей, преступлений, связанных с насилием, рост безработицы и количества абортов. Исследования Нисканена в масштабах США за 1992 год показывают, что при действии программы Помощи семьям с детьми-иждивенцами (AFDC), каждый процент роста объёмов этой помощи увеличивает количество получателей AFDC на 3%; количество бедных людей — примерно на 0,8%; количество детей, рождённых вне брака, — примерно на 2,1%; число безработных взрослых — примерно на 0,5%. При этом также увеличивается количество абортов и преступлений, связанных с насилием [18]. Результаты этих исследований показывают, что высокое благосостояние стимулирует у людей зависимость от государственной помощи и ослабляет чувство личной ответственности.

Основной составляющей культуры бедности является распад семей. Экономист Вальтер Эдвард Уильямс, изучая прежние и нынешние проблемы нищеты среди чернокожих, обнаружил, что 85% чернокожих детей живут с матерями-одиночками. Именно этот фактор, по мнению экономиста, в значительной степени способствует росту нищеты среди чернокожих. При этом система социального обеспечения способствует этому явлению, поскольку она стимулирует одиноких матерей не принимать ответственность за свои поступки. Матери-одиночки могут получать от государства субсидию, пособие на жильё, продовольственные талоны и т. д. Социальная помощь сыграла большую роль в увеличении процента детей, рождённых вне брака, и усилении бедности [19].

Несмотря на то, что в последние несколько десятилетий благосостояние непрерывно растёт, разрыв между богатыми и бедными также постоянно увеличивается. Средняя зарплата (за вычетом инфляции) увеличивается медленно, богатство постепенно переходит к прослойке самых богатых людей. Уже даже появился класс так называемых работающих бедных. Левое крыло использует все эти социальные проблемы и под флагом борьбы с бедностью подталкивает общество к большому правительству, более высокому налогообложению и благосостоянию. На самом деле всё это только ещё больше увеличивает бедность.

Использование левыми политики благосостояния для получения голосов

Чиновники левого крыла часто поощряют политику высокого благосостояния и высоких налогов. Под красивыми лозунгами «помощи бедным», «социальной справедливости» и т. п. они пытаются убедить избирателей в своих благородных целях, изображая из себя людей высокой морали. Но фактически сами эти политики не являются теми, кто будет донорами в системе благосостояния. Их метод состоит лишь в том, чтобы захватить богатство высшего и среднего классов и распределить его среди бедных. Поскольку при системе благосостояния нет чёткой связи между донором и получателем, политики пытаются позиционировать себя в качестве благодетелей, создавших эту систему. Они получают за это благодарность в виде голосов тех, кто пользуется социальной помощью. Это явление очень широко распространено в США и Европе.

2) Агрессивный экономический интервенционизм в западных странах

Вмешательство со стороны государства

В настоящее время правительства западных стран уже глубоко вовлечены в свои национальные экономические системы. Одной из причин этого была политика благосостояния, возникшая под влиянием идеологии социализма. Эта политика значительно расширила роль государства в распределении богатств. Другим импульсом для этой тенденции стала Великая депрессия 30-х годов прошлого века. После экономического кризиса западное общество подверглось глубокому влиянию теории кейнсианской экономики, выступающей за активное вмешательство государства в экономику и регулирование её с помощью фискальной политики.

В нормальном обществе роль правительства ограничена. Государство вмешивается в экономику только в исключительных случаях, например, во время стихийного бедствия или какого-либо другого кризиса. Однако сегодня кейнсианство охватило весь мир. Правительства всех стран стараются взять под контроль национальную экономику.

Когда правительство играет активную роль в экономике, каждое его действие оказывает значительное влияние на рынок. Новые политические стратегии государства и законы могут создавать или разрушать целые отрасли промышленности, вынуждая предприятия и инвесторов полагаться на решения правительства. Государство, которое традиционно только принимало законы и следило за их выполнением, теперь стало ведущим игроком на экономической арене. Как рефери, который сам начал участвовать в футбольном матче, государство взяло на себя контроль над капиталом и регулирование рынка, заменив собою частную экономику и «невидимую руку» своей «видимой рукой».

Активный финансовый контроль в сочетании с политикой высокого благосостояния заставил многие правительства влезть в огромные долги. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), более половины государств-членов этой организации имеют государственные долги равные 100% ВВП и даже больше. Долг некоторых стран превысил 200% от объёма их производства [20]. Это представляет серьёзную скрытую опасность для социально-экономического развития многих стран.

Нобелевский лауреат в области экономики Рональд Коуз написал несколько научных трудов, в которых анализирует влияние государственного вмешательства в экономику. В своих исследованиях Коуз обнаружил, что интервенционистская политика почти всегда приводит к отрицательным результатам. По его мнению, вмешательство государств уже настолько большое, что возник эффект, который экономисты называют «закон убывающей доходности» [21].

Однако несмотря на это, правительства всех стран продолжают усиливать свою роль в национальной экономике. Их контроль над экономикой уже достиг небывалой степени.

Последствия и реальность интервенционизма

В настоящее время можно увидеть как минимум два основных последствия широкого вмешательства государства в экономику.

Во-первых, расширяется власть, роль и масштаб влияния государства. Правительственные чиновники всё больше считают, что у них есть способности вмешиваться в экономику, и что государство играет роль спасителя. Это стимулирует их ещё активней контролировать экономику. Неважно, что это происходит во время кризиса. Если государство однажды вмешалось в какое-то дело, оно будет стараться сохранить свои расширенные полномочия и функции, даже если кризис уже миновал.

Во-вторых, интервенционизм создаёт большую зависимость от правительства. Когда люди сталкиваются с трудностями, или когда свободный рынок не может обеспечить ожидаемые ими доходы, они будут требовать ужесточения государственного вмешательства для удовлетворения своих потребностей.

Таким образом формируется порочный круг. Власть государства непрерывно растёт, частные предприятия непрерывно ослабляются, и становится всё меньше пространства для функционирования свободного рынка. Люди, которые получили выгоду от политиков и стали зависимы от них, будут всё чаще требовать, чтобы правительство занималось распределением богатства, принятием соответствующих законов и жёстким контролем над их выполнением.

На Западе существует мощное политическое движение, которое толкает общество влево. К нему принадлежат как непосредственно сторонники левого крыла, включая социалистов и коммунистов, так и те, кто изначально не был связан с левым крылом, но постепенно попал под его влияние. Объединение этих разнородных сил побуждает правительство принимать более активные меры для вмешательства в экономику и функционирование частных предприятий, поглощая нормальную экономическую деятельность людей. На поверхности кажется, что все эти социальные движения начаты самими людьми, но на самом деле всем этим управляет призрак коммунизма.

Можно увидеть, что западные правительства используют публичную власть и под флагом равенства, а также различных политических причин, усиливают интервенцию и даже принимают законы, чтобы закрепить своё вмешательство на законодательном уровне. Нет сомнений в том, что такое поведение лишает рыночную экономику её главного арбитра — свободной воли народа, навязывая ей волю государства. Правительство непрерывно расширяет свою власть над рыночной экономикой, превращая её в командную экономику. В долгосрочной перспективе все сферы экономики, а также народное благосостояние будут находиться под государственным контролем. Экономические средства будут использованы для централизации политической власти, порабощения общества и его граждан.

Используя экономическую политику, которая на поверхности выглядит вполне нормальной, но постепенно склоняется к централизации, дьявол шаг за шагом ведёт человечество к коммунизму.

3) Социалистическая экономика ведёт к коммунистическому тоталитаризму

Высокие налоги, высокое благосостояние и широкое вмешательство государства являются проявлениями социализма в западной капиталистической системе. Экономика стран Запада принципиально практически не отличается от коммунистической плановой экономики. Правительства там также манипулируют экономикой от имени государства, используя политическую власть. Чтобы заручиться поддержкой со стороны граждан, государство пытается позиционировать себя как всемогущего Бога.

Единственная разница между жёстким государственным интервенционизмом на Западе и плановой экономикой в коммунистических странах состоит в том, что в западных странах законы и некоторые основные аспекты капиталистической системы защищают людей от полного государственного контроля.

Известный австрийский экономист и философ Фридрих Хайек предостерегал от контролируемого государством экономического планирования и перераспределения богатств. Он считал, что это неизбежно коснётся рынка и приведёт к росту тоталитаризма, независимо от того, была ли система демократической или нет. По мнению Хайека, хоть даже социализм в Европе и Северной Америке отличается от государственной собственности и плановой экономики, в итоге он достигнет такого же результата. Люди будут терять свободу и средства к существованию, но это будет происходить медленнее, не так очевидно и не в такой полной мере [22].

Как мы уже говорили ранее, Маркс, Энгельс и Ленин рассматривали социализм как обязательный этап на пути к коммунизму. Это можно сравнить с движением поезда. Остановки на промежуточных станциях не повлияют на достижение поездом конечного пункта назначения. Когда некая страна двигается к социализму, то движущей силой, которая стоит за ней, является коммунистический призрак. Когда человечество отказывается от традиций, будь то в экономической сфере или в других областях, и принимает коммунистическую «систему ценностей», то неважно, каким темпом оно движется. Если только направление движения не изменится, то рано или поздно оно достигнет конечной точки.

Конечной точкой на этом пути является совсем не рай на Земле, а уничтожение человечества. На самом деле, дьявол не заботится о том, будет ли создан этот рай, который он обещает. Он хорошо знает, что это ложь, что это всего лишь приманка, чтобы привести людей к гибели.

2. Модель КПК — социалистическая экономика-фрик

Когда в Китае усилилась нищета, созданная системой коллективной собственности и плановой экономикой, компартии Китая (КПК) ничего не оставалось, как начать проводить так называемую политику реформ и открытости и так называемую рыночную экономику. Многие считают, что КПК стала капиталистической. Но на самом деле это не так.

1) Злой дух коммунизма не ослабил контроль над экономикой Китая

КПК волей-неволей пришлось ослабить путы в экономике, ввести рыночные механизмы и в некоторой степени разрешить частную собственность. Но это вовсе не означает, что коммунистический дьявол ослабил свой контроль. Как раз наоборот — это приём, при помощи которого он поддерживает своё существование и обманывает мир.

Китайская коммунистическая модель — это чудовищное сочетание социализма, этатизма (политика активного вмешательства государства во все сферы общественной и частной жизни — прим. пер.) и рыночной экономики. Хотя в Китае и существуют частные предприятия, но КПК никогда не обещала людям фундаментального права на частную собственность. Все ресурсы и земля в конечном счёте остаются в государственной собственности. В то же время КПК использует государственную власть для строгого контроля над всей экономической деятельностью. В экономике Китая по-прежнему существует масштабное государственное планирование. По сути, это является экономикой власти. При этом рынок представляет собой лишь средство, при помощи которого государство стимулирует производство; он не является по-настоящему независимым, и не существует институциональной системы поддержки свободного рынка.

В Китае нет чёткой системы прав собственности и духа закона. Валютный курс не может свободно регулироваться, капитал не может свободно входить и выходить, иностранные предприятия не могут свободно работать. КПК предоставляет предприятиям государственные субсидии и налоговые льготы для стимулирования экспорта с целью победить конкурентов в ценовой гонке. Это нарушило нормальный порядок мировой торговли.

Вся экономическая деятельность в Китае направлена на удовлетворение политических нужд партии. Экономическая свобода и экономические ресурсы компаний и частных лиц — это политические придатки, которые могут быть в любое время отняты по политическим мотивам. Именно по этой причине Всемирная торговая организация долгое время отказывалась признать Китай страной с рыночной экономикой.

Очень многие люди в правительствах западных стран наивно полагали, что экономическое развитие приведёт Китай к политической либерализации и демократии. Однако вместо этого КПК использовала капитализм в качестве подпитки социалистического организма и ещё больше усилила своё лидирующее положение в стране.

Получив в свои руки больше денег, КПК стала ещё более жестоко репрессировать людей. С июля 1999 года КПК подвергает преследованиям около 100 млн человек, занимающихся практикой Фалуньгун. Эта война без стрельбы против общечеловеческих ценностей, таких как правдивость, доброта и терпение, продолжается и по сей день. С 2009 года КПК ежегодно тратит более 500 млрд юаней (около 75 млрд долларов США) на так называемое «поддержание стабильности», то есть на контроль над населением.

2) Что стои́т за экономическим ростом Китая

Рост ВВП Китая за последние 40 лет заставил очень многих людей поверить в «преимущества» социалистической экономики. В результате многие люди на Западе, в том числе политическая и научная элита, а также интеллектуалы изменили своё мнение о социалистической экономике и стали восхищаться высокой эффективностью тоталитарных систем. На самом же деле экономическая модель КПК невоспроизводима. Причины экономического роста, с одной стороны, демонстрируют наличие внутренних проблем социалистической экономической системы, а с другой, вскрывают тот страшный вред, который приносит экономика аморальной власти.

Экономический рост Китая за последние 40 лет объясняется следующими факторами:

Во-первых, ослабление государственной экономики и отказ от централизованного планирования, а также оживление частного сектора дали китайской экономике мощный производительный стимул. Китайцы трудолюбивы и умны, однако партия на протяжении десятилетий не давала им в полной мере раскрыть свой потенциал. Сформировавшийся у китайцев страх перед бедностью стимулировал в них большое желание зарабатывать деньги, высвободив их огромную экономическую мощь.

Во-вторых, в Китай массово хлынули западные капитал и технологии. Командная экономика накопила в Китае огромное количество пригодных для использования, но неосвоенных земель, рабочей силы и рынков, которые можно было назвать золотом с ещё не установленной ценой. Сочетание этих двух факторов разожгло пылающий огонь китайской экономики. Если бы не тоталитарное правление КПК, этот огонь разгорелся бы на несколько десятилетий раньше и был бы более контролируемым и устойчивым.

Масштабы западных инвестиций в Китай огромны. Согласно опубликованным данным, с 2000 по 2016 год прямые инвестиции США в Китай составили около 800 млрд долларов [23]. С 1979 по 2015 год объём фактически привлечённых в Китай иностранных инвестиций в общей сложности составил около 1,64 трлн долларов [24].

В-третьих, западные страны дали КПК особые преференции для торговли и широкий доступ на свой рынок. В мае 2000 года США предоставили Китаю статус Постоянных нормальных торговых отношений (PNTR). 11 декабря 2001 года Китай официально вступил в ВТО, и международный рынок широко распахнул для КНР двери.

В-четвёртых, КПК использовала для экономического развития аморальную модель. Посредством фактически каторжного труда она эксплуатирует рабочих и крестьян, занимается насильственным сносом зданий и переселением людей. Всё это делается ради того, чтобы расчистить путь для экономического роста. Ради кратковременной выгоды КПК игнорировала загрязнение окружающей среды и другие опасности, выжимая максимальную прибыль от использования земли, людей и ресурсов.

Используя западный капитал, технологии и рынки, выгодные условия торговли, низкую стоимость рабочей силы в стране и низкую себестоимость продукции, КПК накопила огромный валютный резерв. Торговый дефицит между США и Китаем вырос примерно с 80 млрд долларов в 2000 году до более 375 млрд долларов в 2017 году.

В итоге КПК разрушила устои мировой торговли и заработала огромное количество валюты. При помощи модели «Государственная стратегия» КПК ворует интеллектуальную собственность, пытаясь обогнать другие страны в научно-технической сфере. Это крупнейшая кража за всю историю.

Согласно опубликованному в 2017 году отчёту Комиссии по хищению американской интеллектуальной собственности, ежегодно поддельные китайские товары, пиратское программное обеспечение и кражи коммерческих тайн наносят США убытки в размере 225–600 млрд долларов. Это ещё не включает широко распространённые в Китае нарушения патентного права.

В отчёте также говорится, что за последние три года Соединённые Штаты потеряли 1,2 трлн долларов из-за краж интеллектуальной собственности, подавляющее большинство которых произошло в пользу Китая [25] [26]. В докладе Управления национальной разведки США за ноябрь 2015 года говорится, что ежегодно кибератаки на предприятия США наносят стране ущерб в размере 400 млрд долларов, и 90% этих атак исходят от китайского правительства [27].

Таким образом, экономический рост Китая подпитывался ослаблением оков социалистической идеологии, инвестициями из развитых западных стран и безнравственным деловым поведением КПК. То есть рост вызван вовсе не преимуществами социалистического строя, и тем более это не означает, что Китай идёт нормальным капиталистическим путём. Западные наблюдатели иногда описывают недобросовестную бизнес-модель коммунистического Китая как «государственный капитализм». Это даёт партии неоправданные похвалы. При тоталитарном режиме компартии экономика является всего лишь политическим инструментом. Внешняя видимость рыночной экономики — это лишь ловкий трюк КПК, чтобы обмануть весь мир.

Экономическая модель КПК создала в мире ложное впечатление, что якобы используя мощь государства, можно быстро развивать экономику, а прибегая к аморальным приёмам, можно победить в экономической конкуренции. Это привело к тому, что многие страны стали наперегонки продвигаться к социалистическому государству и активно вмешиваться в национальную экономику. Если считать экономическую модель КПК «образцом успеха» и закрывать глаза на вызванные ею катастрофу с правами человека и последствия моральной деградации, то это равносильно тому, что ядом утолять жажду. Это огромная ошибка.

3) Последствия экономической модели Китая

Экономическая модель КПК привела общество к моральному падению. Призрак коммунизма хочет, чтобы выставляя напоказ свою экономическую мощь, Китай продолжал всесторонне морально разлагаться. Он хочет при помощи экономики уничтожить нравственность, чтобы люди самодовольно наслаждались экономическими выгодами и незаметно для себя дошли до края пропасти, где их ждёт гибель.

Сегодняшний Китай наводнён подделками, токсичными продуктами, порнографией, наркотиками, азартными играми и преступными группировками. Когда кто-то занимается коррупцией, продаёт и покупает сексуальные услуги, то это не считается чем-то постыдным, а, наоборот, почётным. Кризис доверия между людьми, растущий разрыв между богатыми и бедными сопровождаются социальной борьбой и злоупотреблениями в области правосудия. Граждане закрывают глаза на страдания своих соотечественников. Партийные чиновники используют свою власть для накопления богатства. Степень коррумпированности чиновников КПК уже превысила все мыслимые пределы. В стране широко распространено явление «мелкий чиновник — большой коррупционер», не говоря уже о крупных чиновниках, которые присваивают миллиарды и даже десятки миллиардов государственных средств. В мире нет ни одной страны, где бы правительство было настолько коррумпированным и морально разложившимся, как при КПК.

В октябре 2011 года в г. Фошань провинции Гуандун произошёл инцидент с Сяо Юэ-юэ, потрясший весь мир. Двухлетнюю девочку Ван Юэ (с детским прозвищем «Сяо Юэ-юэ») сбил микроавтобус. Водитель не только не оказал ей помощь, он умышленно наехал на неё повторно, чтобы убедиться, что она мертва. Машины, ехавшие позади, продолжали движение и некоторые из них тоже переехали ребёнка. Рядом с местом происшествия прошли 18 человек, и ни один не попытался помочь девочке. В итоге девочка скончалась в больнице. Зарубежные СМИ задавались вопросом: «Неужели Китай потерял душу?» Люди могут испугаться прийти на помощь, когда им грозит опасность, например, при вооружённом нападении. Однако в данном случае для них не было вообще никакой опасности, и всё равно никто не попытался помочь ребёнку. Это показывает, что китайское общество уже практически достигло дна морального разложения.

Экономический рост без нравственности хаотичен, краток и может привести к катастрофе. Бесчеловечная экономическая политика КПК привела к экологическому кризису и обострила социальные конфликты. В обществе, в котором нет честности, значительно возрастают экономические издержки. Последствия морального разложения являются фатальными.

Экономика Китая — это временно созданный дьяволом мираж. Китай называет себя сильной страной, но его сила является иллюзией. Поверхностное процветание, основанное на безрассудном стремлении к краткосрочным выгодам, — это словно здание, возведённое на песке. Моральная деградация и социальные конфликты неизбежно приведут страну к краху.

Если не выбраться из западни дьявола, то нынешняя экономическая модель не принесёт Китаю хорошего будущего. У злого духа коммунизма изначально не было и нет намерения создавать в Китае здоровый и устойчивый рост. Его цель — уничтожить Китай.

3. Социализм ведёт развивающиеся страны в тупик

1) Коммунизм продолжает преследовать страны Восточной Европы

В современном мире, кроме развитых западных стран, где реализуется скрытый социализм, и компартии Китая, которая навязывает свою социалистическую экономику-фрик, коммунизм продолжает преследовать и бывшие страны советского блока в Восточное Европе, где эта идеология не была официально осуждена. Люди в этих странах всё ещё лояльно относится к коммунизму.

Затянувшееся присутствие коммунизма можно увидеть в различных аспектах политики и экономики стран Восточной Европы. Например, Россия и Беларусь сохранили и поддерживают крупные государственные предприятия и высокое благосостояние, а также продолжают агрессивную интервенционистскую политику. В переходный период после распада СССР восточноевропейские страны переживали кризисы медленного экономического роста и высокой безработицы. Всё это способствовало возрождению коммунизма и социализма в новых формах. Призрак коммунизма не был изгнан. Левые партии снова стали активными. Весь регион с новой силой охватила ностальгия по коммунистическому прошлому [28].

2) Социалистическая экономика потерпела неудачу в развивающихся странах

В 60-х годах прошлого века большинство развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки заявили о своей приверженности социализму. Но в итоге это привело к развалу и хаосу. Недавними примерами являются Венесуэла и Зимбабве.

Венесуэла когда-то была самой богатой страной в Латинской Америке. Однако социалистический путь привёл экономику этой страны к краху. В настоящее время в Венесуэле процветает нищета, преступность, голод, и царит атмосфера разочарования. Зимбабве когда-то была самой богатой страной в Африке. Сегодня там наблюдается полная катастрофа, поскольку инфляция уже превысила все возможные границы.

Венесуэла: социализм обанкротил процветающую страну

Венесуэла располагает богатыми запасами нефти. В 70-х годах прошлого столетия это была самая быстроразвивающаяся страна в Латинской Америке, имеющая самый низкий в регионе уровень неравенства доходов и самый высокий уровень ВВП на душу населения [29]. Относительно свободная экономика Венесуэлы привлекала квалифицированных иммигрантов из Италии, Португалии и Испании. Вместе с защитой прав собственности все эти факторы позволили экономике страны быстро расти в период с 1940-х по 1970-е годы [30].

После того как в 1999 году в должность вступил новый президент, он начал продвигать социализм. Он стал реализовывать злополучную программу национализации, которая в конечном итоге привела венесуэльскую экономику в хаос. Президент публично заявлял, что будет продвигать «социализм XXI века» [31].

Чтобы построить социализм, правительство Венесуэлы начало масштабную кампанию национализации частных предприятий в сфере нефтедобычи, сельского хозяйства, финансов, тяжёлой и сталелитейной промышленности, телекоммуникации, энергетики, транспорта и туризма. Этот процесс получил дополнительный импульс после переизбрания президента в 2007 году. Его правительство экспроприировало 1 147 частных компаний в период с 2007 по 2012 год, что привело к катастрофическим последствиям.

Частные предприятия производственной сферы были закрыты и заменены неэффективными государственными предприятиями, распугав всех инвесторов. Падение производства привело к росту зависимости от импорта. К этому добавилось вмешательство правительства в контроль над иностранными резервами и ценами. Поэтому, когда цена на нефть упала, в стране разразилась масштабная катастрофа.

Некоторые объясняют эту трагедию нефтяным кризисом, но всё не так просто. Согласно данным Всемирного банка, в 2013–2017 годах в семи странах, которые гораздо больше зависели от экспорта нефти, чем Венесуэла, наблюдался экономический рост [32].

Корень проблемы лежит в социалистической экономической системе. Экономическая политика Венесуэлы, по сути, соответствовала десяти революционным требованиям Маркса, изложенным в «Коммунистическом манифесте» [33]. Трагедию, которая произошла в Венесуэле, создал коммунистический призрак.

Зимбабве: путь от «хлебной корзины» Африки до голодающей страны

После провозглашения независимости в 1980 году Зимбабве избрала социалистический путь развития в соответствии с марксистско-ленинскими принципами. Её первый президент в годы своей молодости был сторонником марксизма. Зимбабвийские партизаны руководствовались идеями Мао Цзэдуна и получали безвозмездную помощь от компартии Китая, поддерживая тесные отношения с КНР. В отличие от других африканских стран, которые встали на путь социализма, Зимбабве не сразу стала проводить политику национализации.

Экономические проблемы Зимбабве начались в 2000 году после начала земельной реформы. В соответствии с программой земельной реформы, фермы, которые принадлежали белым, были изъяты и перераспределены среди безземельных негров, а также тех, у кого были хорошие связи в правительстве. Результатом этого стало резкое снижение производительности труда в сельском хозяйстве. Пытаясь избежать кризиса, Центральный банк Зимбабве начал печатать больше денежных купюр, что привело к непрекращающейся гиперинфляции.

Согласно статистике Центробанка Зимбабве, в июне 2008 года годовая инфляция в стране достигла 231 млн процентов. К середине ноября того же года уровень инфляции достиг своего пика и составил почти 80 млрд процентов. После этого власти перестали публиковать ежемесячную статистику. Через год обменный курс зимбабвийского доллара к доллару США составил 35 трлн. В конечном счёте Зимбабве была вынуждена отказаться от использования и печатания своей валюты [34]

В 2008 году в Зимбабве разразился масштабный голод. Из 16 млн населения страны 3,5 миллиона человек голодали. В настоящее время недоедание является хроническим и широко распространённым явлением в стране.

Призрак коммунизма свирепствует в мире. Люди в разных странах могут увидеть исходящую от него явную или скрытую угрозу. Развитые западные страны уже начинают испытывать проблемы, которые он создаёт. При этом в развивающихся странах созданные им трагедии уже стали горькой реальностью. Мы все должны хорошо понимать, что злой дух коммунизма может использовать экономику, обещая людям временный комфорт и удовлетворение, но цели его при этом не изменятся. Он непременно будет стараться вести людей в пропасть моральной деградации, затягивая их в пучину, из которой нет возврата.

4. Государственная собственность и плановая экономика: системы рабства

Небо создало человека, наделило его мудростью и силой и установило для него форму жизни, при которой он будет получать материальные блага за свой труд, чтобы таким образом обеспечивать необходимые потребности для жизни. В Декларации независимости США говорится: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определёнными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью» [35].

Естественно, что эти права включают также право на владение и распоряжение собственностью и имуществом.

В противоположность этому Маркс заявил в «Коммунистическом манифесте»: «В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности» [36]. Это означает введение системы государственной собственности, при которой плановая экономика является обязательным аспектом. Сама суть этой системы нарушает принципы Небес, противоречит человеческой природе и является формой рабства.

1) Государственная собственность: тоталитарный хомут

Американский пионер антикоммунизма Фред Шварц в своей книге «Вы можете верить коммунистам (в том, что они являются коммунистами)» рассказал одно забавное интервью рабочих завода в советской России и в США:

«Я слышал историю о посетителе одного завода в России, который спросил рабочих там:

— Кому принадлежит этот завод?

— Нам, — ответили они.

— Кому принадлежит земля, на которой он построен?

— Нам.

— Кому принадлежит продукция завода, которую он выпускает?

— Нам.

Снаружи в углу большой площадки стояли три потрёпанных автомобиля. Посетитель спросил:

— Кому принадлежат эти автомобили?

Они ответили:

— Автомобили принадлежат нам, но одним из них пользуется начальник цеха, вторым — парторг, а третьим — представитель госбезопасности.

Тот же самый посетитель приехал на завод в Америке и спросил у рабочих:

— Кто владеет этим заводом?

— Генри Форд, — ответили они.

— Кому принадлежит земля, на которой он построен?

— Генри Форду, — ответили они.

— Кому принадлежит продукция завода, которую он выпускает?

— Генри Форду.

Возле завода была огромная автостоянка, заполненная американскими автомобилями разнообразных марок. Он спросил:

— Кто владеет этими автомобилями?

Они ответили:

— О, ими владеем мы» [37].

Эта история наглядно демонстрирует последствия и различия между системами частной и государственной собственности. В рамках системы государственной собственности национализируются ресурсы и прибыль от труда. По этой причине она абсолютно не может мотивировать энтузиазм и стремление к новаторству, а также чувство ответственности, которые обычно возникают, когда человек обладает правом частной собственности. Общественная собственность предполагает распределение богатств страны между всеми гражданами, но на практике это означает, что привилегированный класс монополизирует ресурсы и заботится в первую очередь о себе.

Ключевым фактором экономического роста являются люди. Система общественной собственности душит активность и мотивацию людей работать продуктивно. Это подрывает моральный дух, приводит к неэффективности, убыткам и спаду производительности труда. От советских колхозов до народных коммун в Китае, включая неудачную коллективизацию в Камбодже и Северной Корее, система коллективной собственности привела к голоду. Десятки миллионов людей в Китае погибли от искусственно созданного голода.

Частная собственность согласуется с природным принципом о том, что человек должен работать, чтобы обеспечить себе пропитание. Коллективная собственность, наоборот, идёт против этого принципа. В человеческом обществе существует добро и зло. Частная собственность позволяет человеку усиливать свою добрую природу, поощряя трудолюбие и бережливость. В свою очередь коллективная собственность усиливает злую сторону человеческой природы, стимулируя зависть и лень.

Фридрих Хайек писал, что рост цивилизации опирается на социальные традиции, которые ставят частную собственность на центральное место. Такие традиции породили современную капиталистическую систему и сопровождающий её экономический рост. Это органический, самогенерирующийся порядок, не требующий для функционирования вмешательства правительства. Однако коммунистические и социалистические движения стремятся контролировать этот спонтанно возникающий порядок. Хайек назвал это «фатальной самонадеянностью» [38].

Если частная собственность и свобода неразделимы, то неразделимы также коллективная собственность и диктатура. Система коллективной собственности национализирует ресурсы, снижает экономическую производительность и превращает людей в слуг и рабов государства. Все люди должны подчиняться командам правящей партии, а любые идеи и голоса, несовпадающие с линией партии, подавляются посредством экономических наказаний. В таком случае люди становятся бессильны против вмешательства государства.

Таким образом ликвидация частной собственности и установление коллективной собственности неизбежно приводят к тоталитаризму. Система коллективной собственности — это хомут, надетый на шею человека тоталитарным государством. При такой системе люди полностью утрачивают свободу, в том числе и свободу стремления к добру, будучи вынужденными следовать «моральным нормам» партийной культуры.

Мудрецы говорили, что власть нельзя присваивать, а богатства нельзя коллективизировать, иначе человечество постигнет большое бедствие. Это действительно так.

2) Плановая экономика обречена на неудачу

В плановой экономике производство, распределение ресурсов и продукции происходят в соответствии с планом, установленном государством. Это полностью отличается от обычного планирования компаний и частных лиц.

Плановая экономика имеет естественные и очевидные недостатки. Во-первых, для рациональной организации производства требуется сбор огромного количества данных. Для страны, особенно современной страны с большим населением, объём такой информации является невообразимо большим. Например, Государственный комитет цен бывшего Советского Союза должен был устанавливать цены на 24 миллиона различных видов товаров [39]. Эффективно производить такие расчёты просто нереально.

Сложность и изменчивость общества и людей не дают возможности решать проблемы через единое экономическое планирование [40]. Даже с использованием современных больших данных и искусственного интеллекта человеческие мысли не могут быть введены как переменные, поэтому система всегда будет неполной.

Экономист Людвиг фон Мизес в своей статье «Экономический расчёт в социалистическом государстве» проанализировал отношение между социализмом и рынком [41]. Он в частности отметил, что без реального рынка социалистическое общество не сможет провести разумные экономические расчёты. Поэтому распределение ресурсов невозможно рационализировать, и плановая экономика потерпит крах.

Во-вторых, для экономического планирования необходимо наличие структуры государственного контроля над ресурсами, а также абсолютной власти государства. Более того, плановая экономика связана с политикой и в первую очередь требует обеспечения потребностей правительства, а не рядовых граждан. Когда производство при государственном планировании не соответствует обычным правилам функционирования экономики, тогда государственная власть непременно нарушает и искажает естественные экономические тенденции, вызывая таким образом масштабное нерациональное использование ресурсов и капитала, а также другие экономические проблемы. Плановая экономика пытается с помощью ограниченного в способностях правительства играть роль всемогущего Бога, а также с помощью власти искажать нормальное функционирование экономики. Всё это естественно обречено на провал.

В плановой экономике экономическое планирование неотделимо от интенсивного политического давления. Поскольку государственные планы не являются совершенными, они неизбежно будут нарушаться. Когда с реализацией планирования возникают проблемы, это вызывает сомнения как среди граждан, так и внутри правительства. Тогда стоящие у власти начинают ощущать, что их власть находится под угрозой. В результате этого усиливается политическое давление, и начинаются чистки. Например, Мао Цзэдун проигнорировал законы экономики и развязал кампанию «Большой скачок», что в итоге привело к трёхлетнему голоду, унёсшему жизни десятков миллионов людей. Это создало серьёзные проблемы для власти Мао, что и стало основной причиной начатой им позже «Культурной революции».

Катастрофические последствия плановой экономики и коллективной собственности полностью проявились в нынешнем положении китайских государственных предприятий. В последние годы множество китайских госпредприятий полностью прекратили или же замедлили производство, стали убыточными или неплатёжеспособными. Для поддержания функционирования они полагаются на государственные субсидии и банковские кредиты. Они фактически стали паразитами в национальной экономике. Многие из них известны как «предприятия-зомби» [42].

Среди 150 тыс. государственных предприятий в Китае, за исключением государственных монополий в прибыльных секторах нефтедобычи и телекоммуникаций, другие госпредприятия получают минимальную прибыль и страдают от серьёзных убытков. К концу 2015 года их общие активы составляли 176% ВВП, их совокупный долг — 127% ВВП, а прибыль — всего лишь 3,4% ВВП. Некоторые экономисты считают, что предприятия-зомби фактически захватили экономику Китая [43].

Между тем, экономическое планирование полностью лишает людей свободы и вынуждает государство заботиться о них. Суть этого замысла в том, чтобы превратить людей в рабов и машин. Таким образом, все аспекты жизни людей находятся под контролем государства, которое держит людей в невидимой тюрьме, стремится парализовать свободу воли и изменить параметры человеческой жизни, установленные Богом. Это ещё одно проявление восстания призрака коммунизма против Бога и законов бытия.

5. Марксистская теория эксплуатации: инверсия добра и зла и разжигание ненависти

Маркс полагал, что только труд создаёт ценности. Если в этом году владелец компании инвестирует 10 миллионов долларов, и доход компании составит 11 миллионов долларов, то прибыль в размере 1 миллиона долларов создана сотрудниками. Согласно марксистской теории, капитал не создаёт ценностей. Витрины, товары и другие средства производства возникают в результате обмена на деньги и составляют только часть себестоимости товара. Стоимость, созданная сотрудниками компании (11 млн долл. США), выше стоимости компании (включая заработную плату сотрудников, которая является стоимостью их рабочей силы). В марксистской теории прибыль в $1 миллион является «прибавочной стоимостью», созданной сотрудниками и несправедливо присвоенной капиталистом.

Поэтому Маркс утверждал, что открыл секрет того, как капиталисты делают деньги, и считал, что первоначальный грех буржуазии — это эксплуатация. Капиталистические инвестиции в создание фабрик и компаний явно делаются ради прибыли, поэтому, по словам Маркса, пролетариат неизбежно будет эксплуатироваться. Этот первоначальный грех эксплуатации присущ капиталистической системе, к которой принадлежит вся буржуазия. Таким образом Маркс пришёл к выводу, что для устранения этого греха всё капиталистическое общество должно быть уничтожено, т. е. буржуазия должна быть ликвидирована, её активы конфискованы, авангард партии должен коллективизировать собственность и построить коммунизм.

Абсурдность марксисткой теории эксплуатации в основном отражается в двух аспектах. Во-первых, она делит людей на два противоположных класса: буржуазию с капиталом и пролетариат без капитала. Фактически, поскольку промышленно развитые общества вышли вперёд, социальная мобильность быстро возросла. Например, социальная мобильность в эпоху Маркса (с начала 1800-х до 1850-х годов) была такой же, как в 1970-е годы в Великобритании и США [44]. Переход между классами — это динамический процесс. Предполагаемый пролетарий уже не принадлежит к классу пролетариата, если он покупает акцию компании и становится её акционером. Если так легко изменить принадлежность к классу, то попытки деления людей на группы, подобные этой, не имеют никакой другой цели, кроме как разжечь классовую ненависть.

С другой стороны, через ряд тщательно продуманных «теорий» марксизм вводит людей в заблуждение, заменяя традиционные нравственные нормы суррогатными стандартами, которые переставляют местами правильное и неправильное. По мнению Маркса, является ли человек хорошим или плохим, это оценивается не на основе его нравственности и поведения, а на основе того, обладает ли он капиталом. Тот, кто принадлежит к классу капиталистов, автоматически является виновным в эксплуатации пролетариата (рабочих). А поскольку пролетариат подвергается подавлению и эксплуатации, то пролетарии, естественно, занимают позицию морального превосходства. Независимо от того, как они относятся к капиталистам, они могут гордиться собой. В действительности, это превратило владение собственностью в преступление, а воровство чужого богатства — в справедливость. Это также легализовало и оправдало насильственную экспроприацию. Такое извращение понятий правильного и неправильного, добра и зла стимулировало людей совершать злодеяния.

В КНР, в бывшем Советском Союзе и коммунистических государствах Восточной Европы компартии отнимали земли, расправлялись с помещиками и лишали капиталистов их фабрик и заводов. Партия также убивала «классовых врагов», занималась поджогами, конфискацией богатства, нажитого поколениями, разрушала человеческую природу и вела национальную кампанию государственного террора против народа. Все эти злодеяния были результатом этих марксистских теорий. Между тем, традиционные нравственные нормы, а также вера в Богов были заклеймены как принадлежащие к «классу эксплуататоров» и подвергались нападкам и уничтожению.

Теории Маркса широко критиковались в экономических и философских кругах [45]. Ниже приведены лишь несколько примеров, иллюстрирующих абсурдность марксисткой теории эксплуатации.

Маркс утверждал, что труд создаёт ценности, и эти ценности определяются рабочим временем, необходимым для производства. Это заблуждение. Ценность товара не является его неотъемлемым свойством. Зачастую люди добавляют к товару субъективный элемент, в зависимости от спроса и предложения. Многие экономисты изучили процесс оценки, и в отличие от узкого монизма (философское воззрение, согласно которому разнообразие объектов сводится к единому началу, — прим. пер.) Маркса, большинство экономистов считают, что в создание ценности включается ценность земли, капитала, труда, науки и техники, управления, а также риск инвестиций и т. д. Экономическая деятельность представляет собой сложную систему, включающую различные звенья в цепочке производства. Разные факторы производства имеют определённые требования к управлению. Разные люди выполняют в этой цепочке разные незаменимые функции и вносят вклад в создание «прибавочной стоимости».

Например, капиталист планирует потратить 1 миллион долларов, чтобы нанять двух инженеров для разработки и производства новой игрушки, а также маркетолога для продвижения этой игрушки. Через два года новая игрушка становится популярной и приносит прибыль в размере 50 миллионов долларов. Это работа инженеров и маркетолога создала так называемую прибавочную стоимость в размере 50 миллионов долларов? Конечно, нет. Новая игрушка принесла многомиллионную прибыль потому, что она понравилась людям. Успеху игрушки способствовало хорошее понимание капиталистом рынка, его способность организовывать людей и управлять ими, а также смелость взять на себя все риски.

Предположим, что креативность в создании игрушки исходила от одного из инженеров. Тогда разве прибавочная стоимость в 50 миллионов долларов исходит из того, что капиталист использовал творческий потенциал инженера, не отдавая ничего взамен? Конечно, нет. Если бы инженер посчитал, что его работа не будет вознаграждена должным образом, он мог бы найти другую компанию, предлагающую более высокую плату.

В конечном итоге на свободном рынке баланс может быть достигнут с помощью навыков, амбиций и капитала. Капиталисты, которые требуют необоснованной прибыли, проигрывают в конкурентной борьбе или не могут привлечь хороших специалистов. Кроме того, рентабельность вложенного капитала имеет определённую инерционность (в течение какого-то времени капиталист не может пользоваться этими деньгами). Таким образом прибыль также получается благодаря усилиям инвестора. Поэтому вполне нормально то, что взамен он получит дополнительную прибыль. Этот принцип ничем не отличается от кредитования под проценты.

Существует также множество «случайных» факторов, задействованных в определении стоимости товара. Такие случайные факторы могут быть разумно объяснены системой взглядов, основанных на традиционных верованиях и культуре.

В определённых ситуациях создание и нивелирование ценностей может быть абсолютно не связано с так называемым общественным трудом. Бриллиант, который сегодня стоит 10 миллионов долларов, возможно, не имел никакой ценности пять тысяч лет назад, потому что он был никому не нужен. Доставшийся по наследству бесплодный участок земли может подорожать в сотни раз, потому что соседний с ним город начал бурно развиваться, или потому, что на нём вдруг обнаружили залежи ценных полезных ископаемых. В этом случае увеличение стоимости не требует никакого труда. Такое огромное неожиданное богатство называют просто везением. Как западные, так и восточные культурные традиции признают, что везение — это благословение, данное человеку Богами.

Чтобы продемонстрировать «рациональность» и «необходимость» государственной собственности, Маркс придумал теорию эксплуатации, основанную на прибавочной стоимости, превратившую деловую активность, которую люди воспринимают как нормальную часть жизни, в негативное и неэтичное поведение. Эта теория внушает людям ненависть и презрение к существовавшему экономическому порядку и подталкивает их подорвать и свергнуть его.

Капиталисты и рабочие, помещики и крестьяне фактически образуют группу людей с общими интересами. Их отношения должны основываться на сотрудничестве и взаимозависимости; каждый из них поддерживает другого, чтобы выжить. Маркс сознательно абсолютизировал и преувеличил противоречия между ними, как будто они враждовали между собой не на жизнь, а на смерть. На самом деле среди капиталистов есть и хорошие, и плохие люди, как и среди рабочих. В экономическом взаимообмене те, кто действительно должен быть разоблачён, и к кому должны быть применены меры воздействия, — это не капиталисты и не работники как таковые, а те, кто подрывает нормальную экономическую деятельность. Основой для оценки должна быть нравственность и поведение, а не богатство.

Прилагая усилия, люди могут изменить свой экономический и социальный статус. Накопив достаточно капитала, рабочие могут стать инвесторами. А инвесторы из-за неудачных инвестиций могут стать рабочими. Общество постоянно меняется и течёт, как река. Социальные роли людей в современном обществе часто меняются. Некоторые совмещают обе роли — инвестора и рабочего. Они инвестируют прибыль в расширение производственных мощностей, тем самым создавая рабочие места, увеличивая общественное благосостояние и принося пользу обществу. Основатель профсоюзного движения США сказал: «Худшее преступление против трудящихся — это компания, которая не в состоянии работать с прибылью» [46].

Абсурдная теория прибавочной стоимости навешивает ярлык «эксплуатация» на нормальную деятельность землевладельцев и капиталистов. Это спровоцировало масштабную ненависть и борьбу и погубило жизни миллионов людей.

6. Ненависть и зависть: происхождение абсолютной уравниловки

Коммунизм выступает за абсолютное равенство. С одной стороны, это звучит напыщенно и заставляет многих людей слепо верить в это. С другой стороны, эта идея вызывает ненависть и зависть. Следствием уравниловки является то, что люди не могут терпеть успех других, не могут без зависти и злобы относиться к тем, кто богаче, имеет более лёгкую работу и лучшие условия жизни. Все должны быть равными: у меня должно быть то, что есть у тебя, и я могу получить то, что получил ты. В их мире все одинаковы и равны.

Абсолютная уравниловка проявляется по меньшей мере в двух аспектах. Во-первых, когда люди ещё не достигли так называемого равенства, дьявол успешно использует это, чтобы вызвать в них ненависть и зависть, стимулируя их недовольство своим экономическим статусом. Он усиливает в людях их желания, заставляя думать, что если что-то есть у других, то это должно быть и у меня, и это можно даже получить с помощью обмана и насилия. В крайних случаях люди уничтожают чужую собственность и даже убивают, чтобы разбогатеть. Худшим проявлением этих тенденций является насильственная революция.

Чтобы спровоцировать неудовлетворённость, Маркс разделил общество на два противоположных класса: тех, кто владеет средствами производства, и тех, кто не владеет ими. В сельской местности это помещики и крестьянине; в городе — это капиталисты и рабочие. Целью является разжигание классовой ненависти и использование якобы бесправных людей для проведения насильственной революции. Помещики богаты, а крестьяне бедны — захвати их богатство! Почему только помещики богаты? Все должны быть богатыми! По этой причине компартия Китая призывала крестьян участвовать в «земельной реформе», то есть отнимать землю у помещиков и делить её между собой. Если землевладельцы не соглашались с этим, они должны быть убиты. Компартия сначала подстрекала хулиганов создавать беспорядки, а затем побуждала крестьян атаковать помещиков. В результате полетели головы миллионов землевладельцев.

Во-вторых, абсолютная уравниловка также проявляется внутри групп, которые в основном достигли состояния «равенства»: если есть прибыль, каждый получает равную долю. Любой, кто выделяется, подвергается осуждению. Ко всем относятся одинаково, независимо от того, работает ли он больше или меньше, или даже не работает вообще.

На поверхности люди кажутся одинаковыми, но личностные качества каждого человека: интеллект, физическая сила, уровень нравственности, профессия, образование, условия жизни, способность переносить трудности, настойчивость, дух новаторства и т. д., у всех разные. Их вклад в общество тоже разный. В таком случае как при этом у всех может быть одинаковый результат? В этом смысле неравенство на самом деле является настоящим равенством, а равенство, которое пропагандирует коммунизм, — это и есть настоящее неравенство и несправедливость. Древние мудрецы в Китае говорили, что Небо вознаграждает трудолюбие, и каждому воздастся в соответствии с тем, сколько он прилагает усилий. В реальной жизни абсолютное равенство невозможно.

При абсолютном равенстве вы получаете одинаково, независимо от того, хорошо или плохо вы работаете, трудолюбивы вы или нет. При уравниловке ленивые оказываются в преимущественном положении, в то время как трудолюбивые и способные подвергаются своеобразным наказаниям, на них даже смотрят с негодованием и ненавистью. Рабочий процесс проходит медленно, все подстраиваются под самого медлительного, и это заставляет всех становиться ленивыми, все ждут усилий от других, чтобы воспользоваться этим и запрыгнуть в «попутную повозку», получая незаслуженные выгоды. Всё это приводит ко всеобщему падению нравственности.

Абсолютная уравниловка стимулирует ненависть и зависть, которые являются ядовитыми корнями коммунистической экономической политики. Человеческой природе присуще как добро, так и зло. В западных верованиях говорится о семи смертных грехах, а восточная культура учит, что у человека есть природа Будды и природа дьявола. Природа Будды проявляется как доброта, забота о других и умение переносить трудности. Природа дьявола проявляется как эгоизм, лень, зависть, жадность, желание украсть, ненависть, гнев, похоть, тирания, пренебрежение к жизни, разжигание раздоров, фабрикация и распространение слухов, стремление получать что-то даром и т. д. Экономическая политика, принятая коммунизмом, преднамеренно стимулирует природу дьявола, разжигает зависть, жадность, лень и другие злые факторы, заставляя людей терять свою человечность и отказываться от традиционных ценностей, существующих тысячи лет. Это усиливает худшие черты человеческой природы и превращает людей в коммунистических революционеров.

Шотландский экономист и философ Адам Смит в своей книге «Теория нравственных чувств» сказал, что нравственность является основой процветания человечества. Соблюдение этих общих принципов нравственности «необходимо для самого существования человеческого общества, которое уничтожилось бы, если бы человечество в целом не относилось с уважением к этим важным правилам поведения» [47].

Лоуренс Кадлоу, директор Национального экономического совета США, считает, что экономическое процветание тесно связано с уровнем нравственности. Он писал, что если Соединённые Штаты смогут соблюдать «самый главный принцип» — придерживаться нравственных ценностей, на которых основаны США, — процветание страны будет безграничным [48].

Отрицательные последствия, вызванные стремлением к абсолютной уравниловке в разных странах, никого не удивляют. Коммунистическая уравниловка использует власть государства для разграбления частной собственности и богатств, принадлежащих другим. С одной стороны, это усиливает авторитет и силу коммунистической идеологии, а с другой — убеждает людей в том, что они вправе получить что-то даром. Именно так коммунизм обманывает людей.

2) Поощрение экономического эгалитаризма: ступень к коммунизму

Под влиянием абсолютного эгалитаризма (равноправия) на Западе раздаются энергичные призывы к «социальной справедливости», а также требования принять законы о минимальной заработной плате, равной оплате за равный труд и так далее. За этими требованиями стоит стремление к равенству результатов, за которым в свою очередь скрываются факторы коммунизма. Если отнестись к этим вопросам легкомысленно, то человек может легко оказаться в ловушке.

С коммунистической точки зрения не имеет значения, станут ли уязвимые группы населения равными, или улучшится ли их социальный статус. Они всего лишь пешки для разжигания ненависти. Если коммунисты получат то, что они требуют, тогда они просто предъявят новые требования для установления равенства, и этому не будет конца. Если их требования не будут удовлетворены, они будут вести войну при помощи общественного мнения, подстрекать возмущение, укреплять представления людей о справедливости равенства и превращать эти понятия в основную платформу для манипулирования общественным мнением.

Поскольку коммунизм подстрекает к выражению недовольства в разных областях и различными способами, как только возмущение вспыхнет везде одновременно, результатом могут стать крупные социальные потрясения и, возможно, даже революция. Коммунисты всегда смогут найти уязвимые группы, а затем потребовать для них финансового равенства, повторяя этот процесс многократно в попытке достичь абсолютного равенства. Требования так называемой социальной справедливости становятся отправной точкой на пути к коммунизму. Западные страны поглощены коммунистической идеологией — это уже неоспоримый факт.

В действительности реализация политики «защиты угнетённых» часто приводит к противоположному результату. Те, кто должен быть защищён этой политикой, подвергаются дискриминации и нападкам. Возьмём, например, закон о минимальной заработной плате. На первый взгляд, его цель — защитить права рабочих, но в результате многие заводы просто прекращают приём на работу, потому что для них это нерентабельно. В итоге ещё больше людей теряют рабочие места.

Умения и навыки у людей образуются не в одночасье. Они вырабатываются в ходе непрерывного процесса обучения и повышения квалификации. Результатом обеспечения минимальной заработной платой является то, что люди отказываются от низкооплачиваемой работы для обучения и накопления опыта, чтобы затем перейти работать на высокооплачиваемую работу. Уравниловка в области уровня зарплаты также нарушает законы экономики и приводит к чрезмерному вмешательству государства в экономику.

Требуя социальной революции, некоторые часто используют предлог «равная оплата за равный труд». Они приводят статистику и утверждают, что средняя заработная плата чернокожих мужчин меньше средней заработной платы белых мужчин, средняя зарплата женщин меньше средней зарплаты мужчин, и эти расхождения являются результатом расизма и сексизма. В действительности такие сравнения являются нелогичными. Если провести сравнения внутри одной категории людей, то результаты будут совсем другие.

Исследования некоторых учёных показали, что для чернокожих семей, где и муж, и жена окончили колледж или получили высшее образование, их доход на самом деле выше, чем у такой же категории белых семей [49]. Просто потому, что чёрных семей такого типа относительно меньше, поэтому можно увидеть разницу средней зарплаты между расами в целом. Проведение сравнений между одинаковыми категориями людей соответствует здравому смыслу, но когда коммунистический призрак подстрекает к борьбе, люди начитают терять избирательную способность.

Коммунизм не заботится о благополучии уязвимых групп. Он просто использует привлекательные лозунги, чтобы направить людей на путь к коммунизму и тем самым погубить их.

3) Коммунизм использует профсоюзы для подрыва свободных обществ

Сокращение рабочих мест в производственном секторе США — это всем известный факт. Но многие люди не понимают, что одним из главных виновников этого являются профсоюзы, которые заявляют, что помогают добиться выгоды для рабочего класса, но на самом деле добиваются обратного. Как? Это станет ясно, если проследить историю профсоюзов и трансформацию их «миссии».

Профсоюзы изначально были основаны рабочими с небольшими или полностью отсутствующими навыками ведения переговоров с руководством. До некоторой степени профсоюз мог быть посредником и разрешать конфликты между рабочими и капиталистами. Но призрак коммунизма превратил его в инструмент продвижения коммунистических идей и своей политики.

Фридрих Энгельс писал на эту тему: «Быстро приближается время, когда рабочий класс поймёт, что борьба за высокую заработную плату и за короткий рабочий день, как и вся деятельность профсоюзов в её нынешнем виде, является не самоцелью, а лишь средством, пусть средством очень необходимым и действенным, но всё же только одним из многих средств, ведущих к достижению более высокой цели: к полному уничтожению всей системы наёмного труда» [50].

Ленин считал, что создание и легализация профсоюзов является важным средством для рабочего класса, чтобы перехватить у класса капиталистов лидерство в демократической революции. Он также был уверен, что профсоюзы станут столпом коммунистической партии и ключевой силой классовой борьбы. Ленин предложил профсоюзам стать «школой коммунизма» и связующим звеном между коммунистической партией и народными массами. Ежедневная работа профсоюзов должна заключаться в том, чтобы убедить народ начать переход от капитализма к коммунизму. «Профсоюзы являются „резервуаром“ государственной власти» [51].

С середины и до конца ХIХ века коммунистические и левые силы использовали профсоюзы для подстрекания рабочих к крупномасштабным забастовкам, предъявлению жёстких требований к капиталистам и даже к насилию, к погромам в цехах и уничтожению оборудования. Профсоюзы стали мощным оружием коммунизма в борьбе с капитализмом, ведении политической борьбы и создании хаоса во всём мире для достижения цели коммунистического призрака.

В октябре 1905 года в России в общенациональной политической забастовке участвовали более 1,7 миллиона рабочих. Это практически полностью парализовало экономику страны. Позже был сформирован Петроградский Совет — ещё более агрессивная профсоюзная организация. Ленин назвал её ростком революционного правительства и считал, что она станет политическим центром России. Иными словами, установленный после Октябрьской революции 1917 года советский режим берёт своё начало от профсоюза [52].

Профсоюзы также широко внедряются и используются коммунистическими элементами в западных странах. Изначально рабочие и капиталисты гармонично сотрудничали друг с другом, получая от этого пользу, но коммунисты пытаются спровоцировать и расширить конфликты между ними. Одним из важных инструментов коммунистов в этом деле являются профсоюзы, с помощью которых нормальный переговорный процесс между руководителями и рабочими переводится на уровень классовой борьбы. Профсоюзы усугубляют и усиливают конфронтацию и используют её для того, чтобы сделать своё существование легитимным. Таким образом профсоюзы разжигают недовольство рабочих, обвиняют капиталистов в различных проблемах и провоцируют конфликты между ними. Это является ключевым фактором для выживания профсоюзов.

Профсоюзы могут добиться для рабочих небольших выгод в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной экономической перспективе крупнейшей жертвой ведомого коммунистами профсоюзного движения станут не капиталисты, а именно рабочий класс. То есть если разрушатся капиталистические предприятия, самыми большими проигравшими станут рабочие, которые потеряют работу и средства к существованию. На первый взгляд, профсоюзы борются за интересы рабочих, но на самом деле они подрывают конкурентоспособность промышленности. На это есть две причины.

Во-первых, под предлогом защиты прав и интересов трудящихся профсоюзы мешают предприятиям увольнять сотрудников, которые работают плохо и неэффективно. Это порождает культуру лени. Мало того, что это несправедливо по отношению к сотрудникам, которые работают усердно, но это также делает их менее активными. Важнейшим фактором роста компании являются её работники, но из-за защиты профсоюзами сотрудников, не выполняющих свои должностные обязанности, предприятия теряют конкурентоспособность.

Во-вторых, под предлогом защиты благосостояния сотрудников (включая пенсии, медицинское страхование и т. п.) профсоюзы постоянно повышают затраты предприятий. В конце концов, это заставляет компании сокращать инвестиции в исследования и разработки, что также снижает их конкурентоспособность. Это приводит к тому, что компании вынуждены повышать цены на продукцию, от чего страдают потребители. Исследования показывают, что именно по этой причине компании без профсоюзов, такие как Toyota и Honda, смогли производить высококачественные автомобили по более низким ценам, а американские автомобильные заводы с профсоюзами в Детройте стали менее конкурентоспособными [53].

Эдвин Феллнер, основатель американского фонда «Наследие», сказал о профсоюзах: «Они кружат над компанией, как альбатросы, что делает её менее гибкой, менее способной разумно реагировать на требования меняющегося рынка» [54].

Всё это усугубляется профсоюзными монополиями на рынке труда. Они оказывают пагубное влияние на бизнес-решения и выдвигают многочисленные необоснованные требования, иногда даже очень жёсткие требования. Предприятия, которые не выполняют требования профсоюзов, становятся объектами нападок, включая забастовки и протесты, что ещё больше выводит из строя бизнес.

Объединённый профсоюз работников автомобильной промышленности (UAW) представляет автопроизводителей в Детройте. UAW регулярно организовывал забастовки. До финансового кризиса в 2008 году этот профсоюз требовал выплачивать рабочим 70 долларов в час в качестве зарплаты и пособий. Вследствие этого автомобильная промышленность США оказалась практически на грани банкротства [55].

О сокращении рабочих мест в обрабатывающей промышленности США известно всем, но многие люди не знают, что профсоюзы являются ключевым фактором потери рабочих мест. Согласно данным фонда «Наследие», в период с 1977 по 2008 год на производственных предприятиях с профсоюзами рабочие места сократились на 75%, и за тот же период число рабочих мест на предприятиях, где не было профсоюзов, увеличилось на 6%. Такая же ситуация наблюдается и вне производственного сектора. Возьмём, например, строительную отрасль. «В отличие от обрабатывающей промышленности, строительная индустрия значительно выросла с конца 1970-х годов. Однако в совокупности этот рост произошёл исключительно на предприятиях, на которых нет профсоюзов, увеличившись с 1977 года на 159%» [56].

Кроме того, профсоюзы являются инструментами, которые использует коммунистический призрак для продвижения на предприятиях уравниловки. Фонд «Наследие» отмечает, что профсоюзы требуют, чтобы компании выплачивали заработную плату в зависимости от общего стажа работника (что эквивалентно стажу работы в социалистических странах) вне зависимости от вклада работника в работу компании. Это предсказуемо влияет на уменьшение заработной платы более производительных работников и повышение заработной платы менее компетентным [57].

Это одинаково с уравниловкой, которую продвигает коммунизм. Фактически это является перераспределением доходов среди сотрудников внутри предприятия. Такое вмешательство со стороны профсоюзов в принятие предприятием внутренних решений, а также создание монополии на рынке труда — это разрушение свободного рынка.

Агрессивная защита профсоюзами того, что они называют благосостоянием работников, в конечном итоге даёт преимущества только некоторым работникам и создаёт бремя для компаний и экономики в целом. Проведённый в 2005 году в США опрос показал, что большинство опрошенных не одобряют американские профсоюзы, однако главная причина их неодобрения никогда не обсуждается открыто в профсоюзных СМИ и не рассматривается на профсоюзных собраниях [58].

Те работники, которые действительно работают усердно, стали жертвами во всех отношениях, а призрак коммунизма стал самым большим победителем. По сути, коммунисты используют профсоюзы для уничтожения капиталистической свободной экономики, подрыва капиталистической системы, а также постепенного и незаметного подрыва нормальной жизни людей.

Профсоюзы пропитаны коммунистической идеологией. Под руководством прогрессистского движения они превратились в особую группу интересов, аналогичную крупной некоммерческой корпорации. У их руководства есть огромные личные интересы на предприятиях, и широко распространена коррупция [59].

В демократических странах профсоюзы в значительной степени стали инструментом левых для борьбы против капитализма. Они целенаправленно требуют «социальной справедливости» и «честности», создавая в США огромные препятствия для достижения успеха и эффективности в сфере производства, обслуживания и образования, а также в административном управлении. Когда условия ещё не созрели, они затаиваются, но если возникает благоприятная возможность, они сразу выходят и мобилизуют общественное движение. Таким образом, профсоюзы стали клином для коммунистического призрака, который он вбивает для раскола свободных обществ.

7. Коммунистические «идеалы» соблазняют людей, ведя их к гибели

Несмотря на то, что коммунистическая теория полна неувязок и противоречий, многие всё ещё поддаются её обману. Это происходит потому, что Маркс, будучи агентом коммунистического призрака в мире людей, обрисовал прекрасный коммунистический рай, которым будут наслаждаться люди во всём мире. Однако это является крупным заблуждением. Описанный Марксом рай включает крайнее материальное изобилие, высокие моральные стандарты, а также «от каждого по его способностям, каждому по его потребностям», отсутствие частной собственности, разницы между богатыми и бедными, правящего класса и эксплуатации, полную свободу и равенство для всех, при которых каждый человек получит возможность развить свои таланты. То есть в этом раю люди были бы абсолютно счастливы.

Весь этот обман привлёк многих людей и заставил их бороться за это. Многие люди в западных странах никогда не жили в коммунистическом тоталитарном государстве, поэтому они всё ещё продолжают питать иллюзорную надежду на коммунистический рай и готовы бороться за коммунистические и социалистические идеи.

Фактически все идеи, выдвинутые Марксом, являются просто иллюзиями.

Марксизм утверждает, что коммунистическое общество будет наслаждаться изобилием материальных товаров. Однако человеческие желания и человеческие потребности бесконечны. При ограниченных человеческих знаниях, ограниченном рабочем времени и ограниченных ресурсах Земли нехватка и дефицит являются естественными и неизбежными. Это самая основная отправная точка во всех экономических исследованиях. Без всех этих ограничений людям не нужно думать о том, какой способ производства будет наиболее эффективным. Ведь материальное изобилие подразумевает возможность тратить сколько душе угодно, без каких-либо ограничений.

Марксизм утверждает, что моральные стандарты в коммунистическом обществе значительно улучшатся. Однако добро и зло сосуществуют в каждом человеке. Повышение моральных стандартов происходит только путём усиленной работы над собой, когда люди руководствуются принципами ортодоксальной веры и системой правильных ценностей.

Однако марксизм проповедует атеизм и классовую борьбу, которые усиливают злую сторону человека. Людям не разрешают иметь свободу веры, а религия превращается в политический инструмент компартии. К тому же при коммунистической власти религиозные учреждения используются, чтобы поддерживать тиранию, идти против Бога, вводить людей в заблуждение и уводить их ещё дальше от Бога. Без праведной веры в Бога и самодисциплины нравственность может только стремительно падать. Кроме того, все коммунистические лидеры были высокомерными тиранами, занимались развратом и имели низкую мораль. Неразумно надеяться, что их последователи будут иметь высокие моральные качества.

Марксизм также провозглашает, что все будут равны. Но, как говорилось выше, коммунизм неизбежно приводит к тоталитаризму. Власть — это основа распределения ресурсов, а при тоталитаризме разделение власти самое неравное. Ввиду этого распределение ресурсов тоже самое неравное. Во всех странах, которые пытаются реализовать социализм, мы видим привилегированный класс, большой разрыв между бедными и богатыми, а также угнетение властями простых людей.

Марксизм обманывает людей, говоря, что будет «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Однако социализм — это экономика власти. Буквально во всём видна рука государства. Члены общества не имеют даже основных свобод. Невозможно, чтобы от каждого было по способностям. При этом людские потребности бесконечны. Даже самые богатые люди на Земле не могут получить всё, что они бы хотели иметь. Что тогда говорить о простых людях? Невозможно даже изобилие материальных товаров, поэтому тем более невозможным является распределение по потребностям.

Призрак коммунизма также обманывает людей, заявляя, что каждый член общества может в полной мере реализовать свои способности. Марксизм говорит, что разделение труда вызывает отчуждение. Фактически же разделение труда — это обязательное условие существования общества. Именно это доказал Адам Смит в своей книге «Исследование о природе и причинах богатства народов». Разделение труда резко ускорило повышение производительности и развитие экономики. Различия, обусловленные разделением труда, необязательно приводят к противоречиям. Само разделение труда также не вызывает отчуждения между людьми, не делает людей односторонними и бесчеловечными. Человек, посвятивший себя любой профессии, может непрерывно повышать свою нравственность, вносить вклад в общество и приносить другим счастье.

Коммунистическое экономическое мировоззрение — это антинравственная экономическая система. Её пороки уже в полной мере проявились в коммунистических и социалистических странах. Различные формы замаскированной коммунистической экономики на Западе также нанесли ущерб обществу. Коммунизм неизбежно приводит к тоталитаризму, нищете и голоду. Причём он безгранично разжигает зло в сердцах людей и разрушает их нравственность. Это самое злое и самое порочное регрессивное социальное течение в истории человечества.

Если оглянуться назад на сто с лишним лет истории коммунизма, факты безжалостности вновь и вновь показывали миру, что это была история подстрекательства к ненависти, история массовых убийств и злодеяний. Все коммунистические тоталитарные страны — это страны, где происходят насилие и самые зверские убийства, где люди лишены основных прав и свобод. В этих странах огромные ресурсы тратятся на военные цели. Граждан там лишают нажитого ими имущества, стоящий у власти малочисленный привилегированный класс непрерывно богатеет, в то время как большинство рядовых граждан вынуждены тяжело работать и жить в бедности.

Коммунистическое движение не только лишает людей их драгоценной жизни, но и приводит к большому разрушению традиционной нравственности и культуры. В коммунистическом Китае нравственность опустилась уже до такой ужасающей степени, что это даже трудно представить. Даже извлечение органов у живых людей — добрых людей, занимающихся духовным самосовершенствованием, — стало звеном экономической производственной цепи, которую контролирует и которой управляет государство. Злой дух коммунизма превращает людей в демонов. Медицинские работники — «ангелы в белых халатах» — которые должны помогать больным, превратились в дьяволов, убивающих людей. При этом весь мир, к которому компартия Китая уже давно протянула свои щупальца, свободные страны, которые должны защищать права человека, подверглись соблазнам экономических выгод и закрывают на всё это глаза, фактически тем самым потворствуя злу.

В прошлом веке призрак коммунизма с помощью оригинальных коммунистических идеалов успешно обольщал многих простых людей из пролетариата, интеллигенции и молодёжи. Однако вслед за распадом коммунистического лагеря в Восточной Европе оставшиеся коммунистические режимы сменили личину, переняв управленческую систему капиталистической экономики. В последние несколько десятилетий злой дух коммунизма стал использовать новый приём. Он сменил внешний облик и вместо насильственной революции с её «убийствами богатых ради помощи бедным» и принудительной уравниловкой стал продвигать «конфискацию денег у богатых ради помощи бедным», а также принудительный сбор налогов, высокое социальное обеспечение и перераспределение богатства. Он громко заявляет о всестороннем повышении уровня жизни людей и о том, что надо наслаждаться «счастливыми днями» социализма. Таким образом он продолжает обманывать людей.

Коммунистический призрак хитро использует природное стремление человека к доброте, побуждая людей становиться практически религиозными фанатиками коммунистической идеологии. Под предлогом так называемого стремления к лучшему он неуклонно отводит людей от требований Бога, подвергает мутации представления людей и усиливает в человеке природу дьявола. В результате этого люди совершают всевозможные злодеяния, безудержно предаются материальным наслаждениям, забывая, что у них есть духовное стремление к постижению высшего смысла жизни. Коммунизм подстрекает людей проливать пот и кровь, чтобы взамен получить отравленное вино и смерть. Если люди в мире не очнутся сейчас, они столкнутся с ещё более ужасающими последствиями.

Заключение: богатство и мир можно обрести, только соблюдая мораль

Человеку изначально присуще стремление к счастью. Экономическое процветание может принести людям благополучие. Однако экономика не существует изолированно. Когда путь экономического развития отклоняется от этики и морали, может начаться экономический кризис. Общество, которое является просто богатым, не только неспособно принести людям радость и счастье, но его процветание будет недолгим. Если основы морали рушатся, то очень скоро наступит глобальная катастрофа.

В 2010 году китайская газета «Жэньминь жибао» в своей статье признала, что, хотя экономика в стране и растёт, но индекс счастья граждан год за годом падает. Китай — вторая по величине экономика в мире, страдает от разгула коррупции, загрязнения окружающей среды и инцидентов, связанных с безопасностью пищевых продуктов. Из-за всего этого люди в Китае ощущают крайнюю неуверенность в жизни. Таким образом рост богатства бок о бок идёт с падением нравственности и уменьшением ощущения счастья.

Это отражает фатальную ошибку коммунистической политэкономии: люди состоят не только из плоти, но обладают умом и духом. Когда человек приходит в этот мир, Бог уже запланировал его жизненный путь. Китайцы говорят, что всё предопределено судьбой. На Западе верующие обычно перед едой благодарят Бога за пищу, которую он им даровал. Верующие знают, что богатство приходит к человеку по милости, которую оказывает ему Бог. Если всегда сохранять скромность и благодарность, то познаешь достаток и всегда будешь весел.

Когда затонул «Титаник», на борту корабля был миллионер Джон Джейкоб Астор IV. Денег на его счетах в банках было достаточно для того, чтобы построить 30 таких «Титаников». Однако столкнувшись со смертельной опасностью, он выбрал то, что, по его мнению, было морально правильным, и уступил своё место в спасательной шлюпке двум перепуганным детям [60]. Исидор Штраус, совладелец крупнейшей американской сети универмагов Macy’s, который тоже был на «Титанике», сказал: «Я ни за что не сяду в спасательную шлюпку раньше других мужчин». Его жена также отказалась садиться в лодку, уступив своё место только что нанятой ею служанке Эллен Бёрд. Она решила прожить последние минуты жизни вместе с мужем [61].

Эти богатые люди предпочли лишиться своего богатства и даже жизни, нежели поступиться моральными принципами. Их выбор в пользу нравственных ценностей продемонстрировал блеск человеческой цивилизации и человеческой природы: благородный характер гораздо более ценен, чем жизнь, и тем более он дороже, чем богатство.

Основатель духовной практики Фалунь Дафа, господин Ли Хунчжи в своей статье «Богатые и имеющие Дэ (нравственность)» сказал:

«Задача правителей — делать народ богатым, а поклонение деньгам является наихудшим делом. Богатство без Дэ причинит вред всем живым существам, а богатство с Дэ — это то состояние общества, о котором люди мечтают, поэтому, делая общество богатым, нельзя не распространять Дэ.

Дэ накапливается в прошлых перерождениях. Стать правителем или чиновником, быть богатым или благородным — всё это зависит от Дэ. Если нет Дэ, то ничего этого не приобретёшь, а если потеряешь Дэ, то всё это рассеется. Поэтому тем, кто стремится к власти или богатству, прежде всего нужно накопить Дэ. Если терпеть страдания и делать добро, можно накопить много Дэ. Отсюда следует, что обязательно надо понимать связь причины и следствия. Понимание этого позволит и правителям, и народу самим контролировать своё сердце, и тогда в Поднебесной будет богатство и мир» [62].

Если люди смогут так относиться к богатству и к жизни, то экономических проблем, связанных с жадностью, ленью, завистью и т. д., станет намного меньше. Если люди смогут сдерживать эгоистичные желания, то не останется места для коммунистической ереси. Тогда Бог благословит человечество высоким уровнем нравственности. Следовательно, у нас будет идеальная экономика: мир будет богат, люди преисполнены умиротворения, и общество станет стабильным.

Чтобы уничтожить человечество, призрак коммунизма разработал всесторонний и тщательно продуманный план. Сфера экономики является лишь частью этого плана. Чтобы высвободиться из-под контроля коммунистических «идеалов», людям нужно распознать коварные замыслы дьявола, ясно увидеть его ложь и больше не питать никаких иллюзий в отношении его теорий. В то же время нужно восстановить традиционные ценности, мораль и добродетель. Если человечество сможет это сделать, то его ждёт длительное процветание и счастье, эпоха мира и стабильности. Тогда человеческая цивилизация засияет с новой силой.

Читать книгу «Призрак коммунизма управляет нашим миром» далее 

Введение

Часть 1. Беглый взгляд на общую ситуацию уничтожения людей дьяволом коммунизма — 36 уловок дьявола

Часть 2. Зарождение коммунизма в Европе

Часть 3: Массовые убийства на Востоке

Часть 4: Экспорт революции

Часть 5: Проникновение на Запад

Часть 6: О духовной вере. Как дьявол настроил человека против Бога

Часть 7: Призрак коммунизма уничтожает наши семьи

Часть 8: Как коммунизм насаждает хаос в политике

Часть 9: Экономическая ловушка призрака коммунизма

Часть 10: Использование законов для легализации зла

Часть 11: Осквернение искусства

 

Ссылки:

[1] Karl Marx and Friedrich Engels, “Manifesto of the Communist Party,” Marx/Engels Selected Works, Vol. One (Moscow: Progress Publishers, 1969), 98-137.

[2] Max Galka, “The History of U.S. Government Spending, Revenue, and Debt (1790-2015),” Metrocosm, February 16, 2016, http://metrocosm.com/history-of-us-taxes/.

[3] “OECD Tax Rates on Labour Income Continued Decreasing Slowly in 2016,” OCED Report, http://www.oecd.org/newsroom/oecd-tax-rates-on-labour-income-continued-decreasing-slowly-in-2016.htm.

[4] Kenneth Scheve and David Stasavage, Taxing the Rich: A History of Fiscal Fairness in the United States and Europe (Kindle Locations 930-931) (Princeton: Princeton University Press, Kindle Edition).

[5], [6] Rachel Sheffield and Robert Rector, “The War on Poverty after 50 Years,” Heritage Foundation Report, September 15, 2014, https://www.heritage.org/poverty-and-inequality/report/the-war-poverty-after-50-years.

[7] Nima Sanandaji, Scandinavian Unexceptionalism: Culture, Markets, and the Failure of Third-Way Socialism (London: Institute for Economic Affairs, 2015), 132.

[8] Alexis de Tocqueville, Memoir on Pauperism, trans. Seymour Drescher (Lancing, West Sussex, UK: Hartington Fine Arts Ltd, 1997).

[9] Alexis de Tocqueville, Memoir on Pauperism, trans. Seymour Drescher (Lancing, West Sussex, UK: Hartington Fine Arts Ltd, 1997).

[10] “A National Sport No More,” The Economist, November 3rd, 2012, https://www.economist.com/europe/2012/11/03/a-national-sport-no-more.

[11] Martin Halla, Mario Lackner, and Friedrich G. Schneider, “An Empirical Analysis of the Dynamics of the Welfare State: The Case of Benefit Morale,” Kyklos, 63:1 (2010), 55-74.

[12], [13] Nicholas Kristof, “Profiting from a Child’s Illiteracy,” New York Times, December 7, 2012, https://www.nytimes.com/2012/12/09/opinion/sunday/kristof-profiting-from-a-childs-illiteracy.html.

[14] Alexis de Tocqueville, Memoir on Pauperism, trans. Seymour Drescher (Lancing, West Sussex, UK: Hartington Fine Arts Ltd, 1997).

[15] Nicholas Kristof, “Profiting from a Child’s Illiteracy,” New York Times, December 7, 2012, https://www.nytimes.com/2012/12/09/opinion/sunday/kristof-profiting-from-a-childs-illiteracy.html.

[16] Robert Rector, “The War on Poverty: 50 Years of Failure,” Heritage Foundation Report, September 23rd, 2014, https://www.heritage.org/marriage-and-family/commentary/the-war-poverty-50-years-failure.

[17] U.S. Census Bureau, “Annual Social and Economic Supplements,” Current Population Survey, 1960 to 2016.

[18] Niskanen, A., “Welfare and the Culture of Poverty,” The Cato Journal, 16:1(1996),

https://object.cato.org/sites/cato.org/files/serials/files/cato-journal/1996/5/cj16n1-1.pdf.

[19] Walter E. Williams, “The True Black Tragedy: Illegitimacy Rate of Nearly 75%,” cnsnews.com, May 19, 2015, https://www.cnsnews.com/commentary/walter-e-williams/true-black-tragedy-illegitimacy-rate-nearly-75.

[20] “OECD Data,” https://data.oecd.org/gga/general-government-debt.htm.

[21] Thomas Winslow Hazlett, “Looking for Results: An Interview with Ronald Coase,” Reason, (January 1997), https://reason.com/archives/1997/01/01/looking-for-results.

[22] F. A. Hayek, The Road to Serfdom (London: Routledge Press, 1944).

[23] Direct Investment Position of the United States in China from 2000 to 2016, Statistica.com, https://www.statista.com/statistics/188629/united-states-direct-investments-in-china-since-2000/.

[24] 中国商务部, 〈中国外商投资报告 2016〉, 《中国外商直接投资历年概况》, http://images.mofcom.gov.cn/wzs/201612/20161230131233768.pdf.

[25] Liz Peek, “Finally, a President Willing to Combat Chinese Theft,” The Hill, March 26, 2018, http://thehill.com/opinion/finance/380252-finally-a-president-willing-to-combat-chinese-theft.

[26] The Commission on the Theft of American Intellectual Property, Update to the IP Commission Report, 2017, http://www.ipcommission.org/report/IP_Commission_Report_Update_2017.pdf.

[27] Chris Strohm, “No Sign China Has Stopped Hacking U.S. Companies, Official Says,” Bloomberg News, November 18, 2015, https://www.bloomberg.com/news/articles/2015-11-18/no-sign-china-has-stopped-hacking-u-s-companies-official-says.

[28] Kurt Biray, “Communist Nostalgia in Eastern Europe: Longing for the Past,” November 10, 2015, https://www.opendemocracy.net/can-europe-make-it/kurt-biray/communist-nostalgia-in-eastern-europe-longing-for-past.

[29] John Polga-Hecimovich, “The Roots of Venezuela’s Failing State,” Origins, 10:9 (June 2017), http://origins.osu.edu/article/roots-venezuelas-failing-state.

[30] José Niño, “Venezuela Before Chavez: A Prelude to Socialist Failure,” Mises Wire, May 04, 2017, https://mises.org/wire/venezuela-chavez-prelude-socialist-failure.

[31] John Bissett, “Hugo Chavez: Revolutionary Socialist or Leftwing Reformist?” Socialist Standard No. 1366 (June 2018) https://www.worldsocialism.org/spgb/hugo-chavez-revolutionary-socialist-or-leftwing-reformist.

[32] Julian Adorney, “Socialism Set Fire to Venezuela’s Oil Crisis,” Real Clear World, August 29, 2017, https://www.realclearworld.com/articles/2017/08/29/socialism_set_fire_to_venezuelas_oil_crisis_112520.html.

[33] José Niño, “John Oliver is Wrong About Venezuela – It’s a Socialist Country,” Mises Wire May 30, 2018, https://mises.org/wire/john-oliver-wrong-about-venezuela-%E2%80%94-its-socialist-country.

[34]〈10个数字让你了解:津巴布韦到底发生了什么〉, BBC中文网,2017年 11月 22日,http://www.bbc.com/zhongwen/trad/world-42077093

[35] “United States Declaration of Independence,” http://www.ushistory.org/declaration/document/.

[36] Karl Marx and Friedrich Engels, “Manifesto of the Communist Party,” Marx/Engels Selected Works, Vol. One (Moscow: Progress Publishers, 1969)

[37] Fred Schwartz and David A. Noebel, You Can Trust the Communists… to Be Communists (Socialists and Progressives too) (Manitou Springs, CO: Christian Anti-Communism Crusade, 2010), 43–45.

[38] Friedrich Hayek, The Fatal Conceit: The Errors of Socialism (Routledge, August. 2013).

[39] Thomas Sowell, Intellectuals and Society, Revised and Expanded Edition (New York: Basic Books, 2012), Chapter 2.

[40] F. A. Hayek. “The Use of Knowledge in Society,” The American Economic Review, Vol. 35, No. 4. (September 1945), 519–530.

[41] Ludwig von Mises. “Economic Calculation in the Socialist Commonwealth.” Mises Institute. Accessed July 26, 2018. https://mises.org/library/economic-calculation-socialist-commonwealth.

[42] Shi Shan. “Quagmire in the Reform of China’s State-Owned Enterprises,” Radio Free Asia, September 22, 2015, https://www.rfa.org/mandarin/yataibaodao/jingmao/xql-09222015103826.html.

[43] Linette Lopez, “Zombie Companies Are Holding China’s Economy Hostage,” Business Insider, May 24, 2016, https://www.businessinsider.com/chinas-economy-is-being-held-hostage-2016-5.

[44] Jason Long, “The Surprising Social Mobility of Victorian Britain,” European Review of Economic History, Volume 17, Issue 1, February 1, 2013, 1–23, https://doi.org/10.1093/ereh/hes020.

[45] John Kenneth Galbraith, The Good Society: The Humane Agenda (Boston, MA: Houghton Mifflin Co., 1996), 59–60; Karl Popper, The Open Society and Its Enemies (Routledge, 2012).

[46] Michael Rothschild, Bionomics: Economy as Business Ecosystem (Washington, D.C.: BeardBooks, 1990), 115.

[47] Adam Smith, The Theory of Moral Sentiments (Philadelphia: Anthony Finley, J. Maxwell Printer, 1817).

[48] Lawrence Kudlow, American Abundance: The New Economic and Moral Prosperity (New York: Harper Collins Publishers, 1997).

[49] Thomas Sowell, Economic Facts and Fallacies (New York: Basic Books, 2008), 174.

[50] Friedrich Engels, “1881: Trades Unions,” Marxists.org, May 20, 1881, https://www.marxists.org/archive/marx/works/1881/05/28.htm.

[51] Vladimir Lenin, n.d., “The Trade Unions, The Present Situation and Trotsky’s Mistakes,” Accessed July 8, 2018, https://www.marxists.org/archive/lenin/works/1920/dec/30.htm.

[52] Lü Jiamin, “A History of Leninist Theory on Unions.” Liaoning People’s Press (1987).

[53] James Sherk, “What Unions Do: How Labor Unions Affect Jobs and the Economy,” Heritage Foundation Website, May 21, 2009, https://www.heritage.org/jobs-and-labor/report/what-unions-do-how-labor-unions-affect-jobs-and-the-economy.

[54] Edwin J. Feulner, “Taking Down Twinkies,” Heritage Foundation Website, November 19, 2012, https://www.heritage.org/jobs-and-labor/commentary/taking-down-twinkies.

[55], [56], [57] James Sherk, “What Unions Do: How Labor Unions Affect Jobs and the Economy,” Heritage Foundation Website, May 21, 2009, https://www.heritage.org/jobs-and-labor/report/what-unions-do-how-labor-unions-affect-jobs-and-the-economy.

[58], [59] Steve Inskeep, “Solidarity for Sale: Corruption in Labor Unions,” National Public Radio, February 6, 2007, https://www.npr.org/templates/story/story.php?storyId=5181842.

[60] Children on the Titanic (a documentary, 2014).

[61] Isidor Straus, Autobiography of Isidor Straus (The Straus Historical Society, 2011), 168–176.

[62] 李洪志先生:〈富而有德〉,《精进要旨》,http://gb.falundafa.org/chigb/jjyz.htm

 

Источник: EpochTimes.com.ua